Подняться в Иерусалим


Подняться в Иерусалим! Не приехать, а именно подняться. Так говорят на иврите о дороге в Иерусалим. «Подняться» – только так во все времена назывался и будет называться этот путь и для еврея не было и нет ничего более волнующего, чем подняться в Иерусалим.
В древности евреи три раза в год поднимались в Святой город в Храм на праздники Песах, Шавуот и Суккот, это было исполнение заповеди, согласно Торе «...три раза в году весь мужской пол должен являться пред лицом Господа Бога твоего на место, которое изберет Он: в праздник опресноков, в праздник седмиц и в праздник кущей...» (Второзаконие 16:16). Несмотря на то, что в заповеди говорится о взрослых мужчинах, женщины и дети тоже совершали восхождение. Это было праздничное шествие, паломники украшали себя и с песнями и музыкой отправлялись в путь. После разрушения иерусалимского Храма римлянами две тысячи лет назад по постановлению некоторых мудрецов эта заповедь отменилась, но, несмотря на это, традиция совершать восхождение в Иерусалим осталась, как символ значимости Иерусалима и надежды на восстановление Храма. В прошлом по краям дороги на Иерусалим было раскидано много камней. Предание говорит, что каждый еврей из галута (изгнание) хранил в своём сердце тяжёлое, как камень, воспоминание о разрушенном Иерусалиме. И, если ему выпадала возможность подняться в Иерусалим, он брал с собой камень и клал его у края дороги и это был символ того камня, который он «снял с сердца своего». И только одна молитва была у него – увидеть отстроенный и процветающий Иерусалим.

Иерусалим находится в Иерусалимских горах, которые являются частью Иудейских гор, на высоте около 850 метров и главная дорога, ведущая к Иерусалиму, шоссе 1 – это дорога в гору. Поэтому мы действительно поднимаемся в Иерусалим, в прямом смысле этого слова. Современная дорога проходит примерно по тем местам, где шла древняя дорога. Она начиналась в Яффо, древнем портовом городе, и вела из прибрежной равнины через Аялонскую долину в Иерусалим.


Во времена римского правления дорога была вымощена и на обочине были построены сторожевые башни. Было время, когда путники предпочитали другую дорогу на Иерусалим, через Бейт Хорон (недалеко от современного города Модиин), которая не была такая крутая, хоть и была длиннее. Но, благодаря христианским паломникам, которым было важно по пути в Иерусалим посетить Эммаус, место, где Иисус явился двум ученикам, первенство осталось за этой дорогой.
При турецком правлении (16-20 вв.) эта дорога была весьма опасной. На ней хозяйничали грабители, а правители прилегающего к дороге мусульманского поселения Абу Гош облагали проезжающих налогом за безопасный проезд, так сказать крышевали, и это в дополнение к налогу, который путник платил турецким властям. Говорят, что русские паломники прятали ценные вещи и деньги в сало, надеясь, что мусульмане к нему не притронутся.

Деревня Абу Гош сегодня.

По дороге, вернее по узкой тропе, передвигались на ослах и лошадях и примерно через километров 25 от Яффо дорога начинала резко подниматься в горы, петляя между скалами. Дорога занимала 13 часов без остановки и часть из них все время крутые подъёмы и спуски! А какой был вид по обе стороны от дороги! Вот что пишет Марк Твен в своей книге «Простаки за границей», побывавший здесь с паломниками в 1867 году: «Чем дальше мы ехали, тем яростнее пекло солнце, и окрест расстилалась все более каменистая, голая, мрачная и угрюмая местность. Если бы здесь на каждых десяти квадратных футах сто лет кряду трудилось бы по камнерезу, и то этот уголок земли не был бы так густо усеян осколками и обломками камня. Нигде ни травинки, ни кустика. Даже оливы и кактусы, верные друзья бесплодной земли, почти вывелись в этом краю. На свете не сыщешь пейзажа тоскливей и безрадостней, чем тот, что окружает Иерусалим. Дорога отличается от пустыни, по которой она пролегает, лишь тем, что она, пожалуй, еще гуще усеяна камнями.»
Сегодня трудно найти подобную картину. Удалось отыскать небольшой кучочек, напоминающий тот, что описывал Марк Твен, хотя весьма отдаленно.


Сегодня по дороге в Иерусалим взору открывается замечательный вид – по обе стороны густые зеленые леса. Совсем ничего похожего на описания Марка Твена. Вот он бы удивился, увидев эту красоту! Ещё во время Британского мандата, 1926-27 гг., власти начали засаживать деревьями эти каменистые горы. Это был один из способов борьбы с безработицей. Это продолжалось до конца мандата и уже тогда некоторые части были объявлены заповедником. Во время арабского восстания 1936-39 гг. леса сильно пострадали от пожаров. После образования Израиля Еврейский Национальный фонд (Керен Каемет ле-Исраэль) не только продолжил, но и преумножил посадку деревьев. 





В середине 19 века Палестину всё больше и больше посещало христианских паломников и поэтому турецкие власти решили обустроить эту дорогу. Также причиной послужило обещание императора Австро-Венгрии Франца Иосифа 1 посетить Иерусалим. И турки срочно занялись ремонтом дороги. Не сразу получилось ее обустроить - казалось бы работа закончена, но шли дожди и все размывалось и затоплялось. В народе даже пошли разговоры, что это дело рук нечистой силы. Может дело в ней, а может и работа делалась тяп-ляп, но пару лет ушло на то, чтобы дорогу кое-как отстроить. Теперь это была расчищенная грунтовая дорога, по которой могли проехать повозки и даже дилижансы, и вдоль неё стояло 17 сторожевых постов с турецкими солдатами.





Один из первых, кто проехал по этой обновлённой дороге, был император Австро-Венгрии Франц Иосиф 1. Он посетил Иерусалим, как и обещал, возвращаясь домой с открытия Суэцкого канала из Египта.
В 1873 году в том месте на дороге, где начинался подъём (Шаар а-Гай), был открыт постоялый двор (хан). Там можно было выпить чашечку кофе, поменять лошадей, немного отдохнуть или переночевать и там же платилась пошлина. Заведение арендовалось у османских властей в основном еврейскими семьями и пользовалось большим спросом, пока не открыли железную дорогу Яффо-Иерусалим. В конце первой мировой войны хан закрылся окончательно.






А современную дорогу построили после образования Израиля в конце 70-х годов 20 века. И первым, кто проехал по ней, был президент Египта Анвар Садат, который посетил Иерусалим в 1977 году в преддверии подписания мирного договора. 


29 ноября 1947 года ООН приняла план по разделению Палестины на два государства – еврейское и арабское. Еврейская община приняла его, а арабская отвергла. Это положило начало войне между арабами и евреями – арабские банды нападали на евреев, где только можно. Иерусалим и дорога, ведущая к нему, были блокированы. Сверху очень хорошо просматривается эта дорога, в то время в некоторых местах узкая и извилистая, и можно ясно себе представить, как наверху стояли арабы в ожидании колонны машин, везущих в осаждённый Иерусалим продовольствие и медикаменты, как свистом передавали по цепочке сигнал о приближении конвоя и стремительно спускались вниз, чтобы атаковать. Потерь было много. "В конце марта 1948 мы пришли к кризисному перелому в войне на дорогах...Система колонн в сопровождении охраны себя исчерпала...Сотни машин, среди которых было немало броневиков, были нами потеряны..." (Арад Ицхак "Партизан:от долины смерти до горы Сион, 1939-1948").



28 марта 1948 года лидер еврейского ишува Бен Гурион пригласил к себе всех членов штаба "Хаганы" и спросил, что с Иерусалимом: "Сейчас самой насущной задачей является битва за дорогу на Иерусалим...Падение Иерусалима может стать смертельным ударом для еврейской общины..." (Микаэль Бар Зохар "Бен-Гурион"). Было решено во что бы то ни стало прорвать блокаду Иерусалима. С 3 по 15 апреля 1948 была проведена операция "Нахшон", которая привела к перелому в войне в пользу евреев. С Шаар а-Гай и до Иерусалима дорога  была открыта (западнее, в районе перекрёстка Латрун, осталась  перекрытой).
Сегодня, проезжая по дороге, можно видеть остовы бронированных грузовиков, пытавшихся пробиться к Иерусалиму, но подбитых на пути в город, и памятник «Проложившие путь», установленные в память о тех событиях. Монумент "Проложившие путь" - это шесть ребристых металлических балок, установленных наклонно в сторону Иерусалима и по словам скульптора Наоми Хенрик "...выражает ... идею прорыва...показывает резкое движение над преградой в сторону Иерусалима".







Комментариев нет:

Отправка комментария